О тревожности в период изоляции

Однажды уснув в одном мире, мы проснулись в другом, и теперь всеми силами стараемся к нему привыкнуть.

Естественно, тот факт, что привыкать пришлось к маскам, перчаткам и санитайзерам, слишком очевиден, чтобы в очередной раз говорить о нем, но куда менее очевидны изменения, затронувшие психологические аспекты жизни. И вот как раз они достойны отдельного упоминания.

 

Неурядицы планетного масштаба страшны не тем, что заставляют нас менять свой устоявшийся быт, а тем, что способны разделять людей на «своих» и «чужих», раскалывая общество на миллион разрозненных частей. Так и здесь: на памяти моего поколения было не так много событий, заставляющих четко принимать одну или другую сторону, попутно теряя друзей и знакомых из-за неразрешимых идеологических противоречий, и потому набирающая обороты пандемия неизвестного науке штамма вируса стала потрясением и отличным катализатором именно таких ситуаций.

Сколько дружеских связей по всему миру были разрушены из-за нетактичного замечания о чьей-то ипохондрии и излишней панике? Сколько людей высказались в пользу теории о заговоре правительства, потеряв половину инакомыслящих знакомых? Сколько конфликтных ситуаций перенес каждый из нас, выясняя причины снятых масок у людей в очереди, или доказывая отсутствие необходимости их носить?

 

Вопросы риторические, а ситуация грустная. Без поддержки и опоры под ногами остались не только те, чье психическое состояние хотя бы было стабильным, но и те, чья психика и без того внушала опасения. Депрессии, повышенная тревожности, панические атаки и весь перечень обсессивно-компульсивных расстройств расцвели на фоне стресса полным цветом, и запертые в онлайне люди легко остались наедине со всеми навязчивыми мыслями, которые только могут приходить в голову в подобных ситуациях.

 

Достаточно ли я чистый? Достаточно ли обработаны мои руки, телефон, дверные ручки и клавиатура? Хватит ли мне денег, если работа пропадет прямо сейчас? Какие еще новости мир узнает завтра утром? И раз за разом мы протираем покрасневшие ладони, открываем и закрываем осточертевшие новости, в которых не меняется ровным счетом ничего, кроме цифр, испытываем физический голод по тактильным контактам и стараемся заглушить его едой, присыпая это блюдо из тревожности и страха новой специей в виде стыда. И мы справлялись бы с этим лучше, если бы стали говорить о своем состоянии открыто, но отчего-то признаться в повышенной температуре тела куда проще, чем сказать, что тебе страшно.

 

«Мне тревожно». «Я испытываю сильный дискомфорт от происходящего, и это влияет на мое настроение, аппетит, поведение и социальную активность», «Мне нужна помощь» - простые фразы, способные помочь вам и прояснить ситуацию для ваших близких. То, что происходящее смогло повлиять на вас, не показатель слабости, а лишь подтверждение человеческой природы. Homo sapiens - социальные существа со сложной психической организацией, и одно только честное высказывание собственного мнения не в состоянии изгнать вас из стаи тех, кому все равно, и кто не заметил для себя никаких изменений.

Правых и виноватых нет, но есть те, кто честен, и куда важнее в полярном мире принадлежать именно к ним.